• (351) 737-04-00, (351) 737-03-00
  • ombudsman174@mail.ru
Главная »  Новости

Один за всех

[Версия для печати]

Должность бизнес-омбудсмена несет рыцарский смысл (защиту), а подразумевает работу с самыми неприглядными сторонами предпринимательского дела. Чванство чиновников, произвол силовиков, собственная правовая безграмотность - с каким еще проблемами обращаются представители бизнеса к Александру Гончарову, мы решили спросить у него лично.   

(Интервью челябинском журналу «Uno» Уполномоченного по защите прав предпринимателей в Челябинской области Александра Гончарова).

 

- Экономика России никак не может перейти к стадии роста. Чиновники и экс-чиновники Центробанка говорят о необходимости структурных реформ. Если вы с этим согласны, то в чем, по-вашему, они должны заключаться?

- Потребность в структурных реформах обсуждают, сколько я себя помню. Сегодня Президент рассматривает две стратегии: Титова-Глазьева, называемую «Экономикой роста», и кудринскую экономику стабилизации. И в той, и в другой есть рациональные зерна, поэтому надо искать что-то среднее и минимизировать рост и риски инфляции. На мой взгляд, программа должна быть крайне конкретной и направленной на то, чтобы в стране появлялись инновационные предприятия, обрабатывающая промышленность, станкостроение. Особенно важно вкладывать в инфраструктурные проекты, в такие как скоростная магистраль «Екатеринбург – Челябинск», которую мы обсуждаем с китайскими партнерами. И деньги должны быть связанными.

- Борис Титов, имея ввиду магистраль «Москва – Казань», как раз предостерегал вкладывать деньги в такие проекты. Из-за их масштабов неизвестно, когда они окупятся, и произойдет ли это вообще. Зато есть тысячи окупаемых частных компаний с огромной потребностью в деньгах. Разделяете ли вы точку зрения уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей, что нужно нарастить денежную массу до полутора триллионов и эти деньги выдать под конкретные, частные проекты?

- Недавно мы обсуждали эту тему в Магнитогорске на программном форуме «Единой России». Вышло неоднозначно. Я был модератором круглого стола, в котором участвовали председатель комитета Государственной Думы по бюджету и налогам Андрей Макаров и министр финансов Антон Силуанов. Я поддерживаю мнение этих чиновников и других экономистов, опасающихся резкого роста инфляции. Пусть Титов говорит, что деньги свяжут обязательствами и станут выдавать их на возвратной основе в форме кредитов, но инфляционные риски выглядят реально.

- Почему, если деньги предназначены не потребителю, а под конкретный проект?

- Помните, в трудные 2008-й, в 2014-й на докапитализацию банкам поступали огромные суммы под конкретные цели, и где они? Просто перешли в валютные счета. Вот и здесь есть опасения, что проследить эти потоки будет невозможно. Опять же вы говорите: не нужны проекты, подобные магистрали. Но там будут работать наши люди и предприятия…

- Назовите самые острые проблемы челябинского бизнеса. Имеют ли они региональную специфику?

- Нет, они одинаковы для Челябинска, Уфы, Новосибирска, Екатеринбурга – чиновничья волокита и недоступность кредитных ресурсов. С одной стороны, не прекращаются разговоры о снижении налоговой нагрузки. С другой – вводится система «Платон» и ЕГАИС. В последний год мы наблюдаем значительный рост заявлений на действия правоохранительных органов. Повсеместно не соблюдаются сроки выдачи разрешений, не урегулированы вопросы со стоимостью аренды земли и ее кадастровой оценкой, с контрольно-кассовыми аппаратами. Все это не делает инвестиционный климат в стране и области благоприятнее.

- С банками все понятно, это вопрос нерешаемый, но с бюрократией и коррумпированностью правоохранительных органов можно что-то сделать?

- То, что я имею ввиду, нельзя назвать коррумпированностью. Вот вам пример: в районе, где практически нет другого производства, построили инновационное предприятие и выиграли госконтракты для нефтянки. Из-за того, что велась оснастка, заплатить налоги вовремя не получилось. Тут же ему были выставлены требования, выписаны штрафы, пени, которые в скором времени учредители погасили за счет привлечения денег с других производств. Долгов не осталось, претензий у налоговой тоже, однако через 4 месяца в отношении директора завода наши коллеги из силовых органов возбуждают уголовное дело – уклонение от уплаты налогов, статья 199-я часть 2. Формально они действовали в рамках закона, но это не отменяет абсурдность ситуации. Вы не представляете, каких трудов мне стоило найти общий язык со Следственным комитетом. Подключали губернатора, полпредство, главного федерального инспектора…

- Какую цель преследовали эти структуры?

- Я бы тоже хотел знать. Почему силовые органы живут сегодняшним днем и не думают, что будет происходить с экономикой дальше? Почему возможно возбудить уголовное дело, когда ущерба никому нет? Если бы состоялся суд, и мы проиграли, то госконтракт с предприятием расторгли бы автоматически, простые люди лишились бы работы, а район – огромных инвестиций. Мне кажется, пришло время правоохранительным органам отвечать за свои действия. Президент на Петербургском экономическом форуме четко сказал об этом и о персональной уголовной ответственности, если заведенное дело рушит бизнес.

- Владимир Путин указом от 16 февраля создал межведомственную рабочую группу для разбора конфликтов между бизнесом и силовиками. Вы думаете, она сможет изменить систему или опять будет заниматься только теорией?

- Безусловно, эта группа не решит всех вопросов. Но туда входят лидеры и специалисты из крупнейших бизнес-объединений: «Опоры России», Торгово-промышленной палаты, Российского союза промышленников и предпринимателей, «Деловой России», - и четверки силовых органов — ФСБ, МВД, Генпрокуратуры и Следственного комитета. Я думаю, они не будут рассматривать частные случаи, а сосредоточатся на декриминализации нашего законодательства. Масштабную работу не провести за год, но при согласованных действиях можно ждать успеха и выходить с законодательными инициативами.

- Появление группы не говорит о том, что федеральный бизнес-омбудсмен, а вместе с ним и региональные, не справляется?

- Наши возможности в работе с федеральными органами и силовиками очень ограничены. Все, что мы можем сделать, это заявить о несогласии с возбуждением уголовного дела и обратиться в прокуратуру. Отмечу большую роль последней. Без прокуратуры, наверное, у нас не было бы закрытых уголовных дел, возврата собственности, незаконно изъятой МВД и другими силовыми органами. Но у нее, к сожалению, тоже не хватает полномочий для широких действий по экономическим преступлениям. Сейчас на федеральном законодательном уровне мы пытаемся добиться, чтобы без согласия прокуратуры уголовные дела против предпринимателей возбудить было невозможно.  

- С какими еще жалобами к вам приходят?

- Наверное, нет такого вида деятельности, где не возникало бы сложностей. В большинстве своем это мелкий и средний бизнес, много представителей уличной, нестационарной торговли. Строители жалуются на трудности с выделением земельных участков, на то, что порой годами не могут получить разрешения на строительство. Мы помогаем им ускорить процесс.  

- Какие механизмы у вас для этого есть? Кроме личных знакомств))

- Я стараюсь не прибегать к ним. Если мы видим, что права предпринимателей нарушают, то готовим предписание. Чаще всего, понимая, что на следующем этапе к разбирательству подключится прокуратура или антимонопольная служба, муниципальные власти его выполняют. Другие механизмы – это прокуратура, наш общественно-экспертный совет, Центр общественных процедур «Бизнес против коррупции», где мы рассматриваем возбуждение уголовных дел. Это корпус общественных представителей Уполномоченного по защите прав предпринимателей, работающих в каждом из 43 муниципальных районов. Это возглавляемый губернатором штаб по ликвидации административных барьеров, где мы изучаем бизнес-климат и конкретные случаи произвола. Например, резонансное дело с участием предпринимателя, который занимался экспортом. Когда долгие годы мытарств по согласованию документов не дали результата, он самовольно построил производственное  помещение, а муниципальные власти заставляли его снести. Для предприятия это означало бы полную остановку работы. Тем не менее, при содействии губернатора конфликт разрешился положительно.

- Когда в России говорят: «Мы действуем по закону», - сразу начинаешь думать, что все превратится в волокиту. Я сказала про личные знакомства не случайно. В нашей стране легче всего вопросы решаются звонком: «Толя, там такой бардак… Нужно, чтоб ты лично разобрался».

- Я называю такие способы медиативными и не исключаю их, потому что наша цель не преследовать главу района или наказать чиновника, хотя наказывать все же нужно, а восстановить предпринимателя в правах. Если я сталкиваюсь с явным нарушением, мне нетрудно поднять трубку и сказать: «Слушайте, вопиющий случай! Разберитесь, пожалуйста», - а тем временем вести исследование вопроса. По нашему запросу чиновники обязаны ответить в 15-дневный срок и сделать это должно то лицо, к кому я обращаюсь. Как правило, это муниципальные главы. Если моей работе препятствуют, например, не дают ответа, я могу составить протокол об административном правонарушении и оштрафовать чиновника. После двух аналогичных случаев последует дисквалификация. Слава богу, пока не приходилось пользоваться этим правом. Я знаю глав всех муниципалитетов. Как правило, это порядочные, адекватные люди, которые в сложнейших экономических условиях пытаются заниматься всем и сразу: дорогами, инфраструктурой, управляющими компаниями и развитием бизнеса, конечно. У них очень много функций, поэтому, да, иногда приходится звонить, но я считаю, это не должно быть нормальной практикой.

- С наступлением кризиса профиль жалоб изменился?

- Вначале было много жалоб на банки, которые в одностороннем порядке поднимали стоимость кредита. На самом деле, они ничего не нарушили, а пользовались правом, указанным в договоре. Из-за юридической безграмотности или безвыходной ситуации предприниматели ставили подпись под этими условиями. С банкирами приходилось работать в ручном режиме – звонить, просить, убеждать. Не всегда это получалось, но были случаи, когда они двигались по условиям на 3-4% вниз. Это была добрая воля руководителей банков, по закону мы ничего не могли сделать. С нашей общей подачи Борис Титов обсуждал эту тему с Эльвирой Набиуллиной. Она говорила: «Все соответствует законодательству. Да, изменилась конъюнктура, но предприниматель всегда действует на свой страх и риск».

- Олег Тиньков в одном из интервью резко взыскался о защите бизнеса. Мол, на то они и предприниматели, чтобы выживал сильнейший. Не трогать их — уже хорошо. Что вы об этом думаете?

- Мне трудно оценивать слова Тинькова. Конечно, это личность, и яркая, но уже был такой период, когда предприниматели оказывались предоставлены сами себе. Я сам занимался бизнесом в конце 80-х – начале 90-х. С одной стороны бандиты, с другой слабая правоохранительная система, с третьей власть, которая сама считала предпринимателей если не бандитами, то полубандитами от экономики, которые грабят награбленное. В ситуации полного бесправия мне некуда было пойти. Сегодня все в корне иначе. И у Тинькова наверняка есть хороший юротдел, специалист по правовым вопросам, лучшие адвокаты, потому что есть деньги. А что делать человеку, которому выделили землю семь лет назад, но он никак не может получить разрешение от муниципалитета и построить цех?  

- В вашем штате есть юрист?

- У нас все, кто работает с обращениями, юристы. Иначе как бы мы рассматривали дела в уголовно-правовой сфере, хозяйственные споры, административные нарушения? Поэтому нам и верят люди. Они пользуются консультациями, присутствуют на мероприятиях. Растет посещаемость сайта, где мы делимся информацией, повышающей правовую грамотность, и ведем большую разъяснительную работу. В 2013-14 году рост обращений составил 70%, в 2014-15-м — 30%.

- Ваша цель ясна: сделать так, чтобы бизнесу было комфортно жить и развиваться. Но что является мерилом успешности вашей деятельности?

- Наша цель звучит иначе — отстаивание законных прав и интересов субъектов предпринимательской деятельности. Вы же говорите о формировании бизнес-климата, и наше участие в этом опосредовано. Вместе с общественниками из «Деловой России» и «Опоры России» мы занимаемся рейтингованием муниципалитетов, оцениваем регламенты, программы, думаем, как их улучшить. На Петербургском форуме были названы 20 регионов-лидеров по инвестиционному климату. Мы не вошли в список, но в следующем году хотим оказаться в числе первых 15-ти. Губернатор уделяет этому вопросу огромнейшее внимание. В ближайшее время мы закончим рейтингование по итогам 2015 года. Борис Дубровский сделает выводы и окажет дисциплинарные, административные воздействия на глав муниципалитетов, которые работают спустя рукава и, например, задерживают выдачу разрешений на строительство.

- Тот же Тиньков назвал Россию самой легкой страной для ведения бизнеса. Вы разделяете его мнение?

- С введением санкций открылось достаточно ниш для реализации себя, как бизнесмена. Но, к сожалению, за десятилетия советской власти у нас поменялся менталитет. В Швейцарии почти 350 лет не было никаких боевых действий. У них в крови предпринимательство, уважение к нему, к власти, людям, обществу. Там создана целая предпринимательская культура, которая в России начала складываться только в 2000-х. Да, за 16 лет мы сделали огромный шаг. Уже не слышно о «новых русских», исчезли эти полуоскорбительные намеки. Остается сделать так, чтобы мелкий и средний бизнес занял достойное место в экономике. Сегодня на него приходится менее 30% ВПП, а цель – довести до 50%. От таких гигантов, как ММК и ЧТЗ не стоит ждать огромных рывков, они уже дают столько, сколько могут. Единственный выход – делать ставку на бизнес небольших масштабов. Государство, без преувеличения, совершает титанические усилия, но предстоит очень многое. С другой стороны, я вижу, что у предпринимателей есть интерес развиваться. Широко шагает сельское хозяйство…

- Ему пришли в помощь санкции...

- Однако птицеводство появилось до санкций. Посмотрите, как развиваются теплицы. Мы обогнали ведущие страны мира по экспорту зерна. К сожалению, подкачивают финансовые ресурсы. Зато создана Корпорация развития малого и среднего бизнеса во главе с Александром Браверманом. До конца года она планирует выдать около триллиона рублей кредитами. Это ли не поддержка? Есть и другие гарантийные фонды, в том числе региональные. Конечно, комиссия решает, кому дать средства, а кому нет. Но она должна взвешивать риски.

- Яна Яковлева, председатель организации защиты бизнеса «Бизнес-солидарность», говорит о том, что омбудсмен должен выявлять преступные схемы, которые приводят к нарушению прав предпринимателей, и замечает, что полномочий выявлять такие схемы вам не достает.

- Может быть, нас путают с органами правопорядка? Этим должны заниматься МВД, ФСБ, прокуратура, Следственный комитет. Как они справляются – другой вопрос. В основном возбуждают уголовные дела, а то, что до суда доходит только 1/7 часть, никого не волнует. Безусловно, если я вижу посягательство на собственность предпринимателя или вымогательство денежных средств, я ставлю в известность наших коллег их правоохранительных органов. Здесь мы союзники, но это не моя задача.

- 11 марта Титов в интервью радио «Говорит Москва» сказал, что с российского рынка могут уйти до полумиллиона предпринимателей. Причиной станет инициатива Минфина о введении фиксированного пенсионного страхового взноса для самозанятых в размере 1-2,2 МРОТ в зависимости от продолжительности стажа. Настроения это не добавляет…

- Не верю, что закон будет принят. Я думаю, правительство понимает, что такие вещи допускать нельзя. И давайте не будем забывать, идет избирательный цикл. Он всегда порождает лавину нерациональных предложений. Выборы переживем, их станет меньше… Но даже то, что подобные идеи мелькают в медиасреде, не усиливает позитива. Их обсуждение отвлекает от работы, заставляет принимать страховочные действия и задумываться о целесообразности продолжения бизнеса вообще.

- Каких инвесторов ждет Челябинская область: внутренних или на тех, кто придет извне?

- Безусловно, хочется, чтобы работали люди из нашей области, но мы не делим инвесторов на предпочтительных и нет. Любой, кто проявляет желание, должен получить все существующие меры законной поддержки. Для этого создано Агентство инвестиционного развития. В том числе благодаря его руководителю Анатолию Лобко к нам пришли серьезные инвесторы, к примеру, ИКЕЯ. Мы рады всем.

- Хотелось бы узнать ваше отношение к некоторым законодательным предложениям. Возможно ли изменение налоговой системы до 2018 года?

- Как подсказывает мой горький опыт, ничему удивляться не надо. Все зависит от того, какая ситуация будет в стране.

- Как вы оцениваете идею отказаться от плоской шкалы налогообложения?

- Отрицательно. В сегодняшней ситуации не нужно никаких резких движений. В будущем, наверное, она будет уместна. Богатый должен платить больше.

- Как вы относитесь к идее повышения пенсионного возраста?

- Мое отношение здесь не имеет никакого значения. Мы пришли к тому, что на одного работающего приходится несколько пенсионеров. Это неправильно. Мы хотим, чтобы миллионы пенсионеров жили впроголодь? Надо дать им возможность трудиться. Современная медицина достаточно успешна. Средняя продолжительность жизни выросла, и в 60 лет мужчина полон энергии. Да, некоторым профессиям, например, шахтерам, стоит оставить прежний возраст выхода на пенсию, но общие изменения навеяны ходом истории и уровнем экономики.

- А обязательная накопительная система должна быть?

- Если человек хочет больше накопить себе на старость, почему надо отказывать ему в этом? Но должны быть гарантии, что накопительная часть пенсии сохранится, а в случае, если с ним что-то произойдет, деньги перейдут родственникам, а не государству. Однако никакого принуждения быть не должно.

- Каким вы видите Челябинск в 2030 году?

- Красивым, современным и продуманным с архитектурной точки зрения. Зеленым, с голубым, а не черно-серым воздухом. С хорошей транспортной инфраструктурой, без пробок. Думаю, к 2020 году, когда будет проходить ШОС, мы его не узнаем...

- Думаете, все-таки ШОС состоится здесь?

- Да, я вижу, как идет подготовка. Вопрос практически решен.

 

Интервью взяла главный редактор журнала «Uno» Елена Тельпиз 

Фото – Евгений Кузьмин

 


Дата публикации: 21 июля, 2016 [14:59]
Дата изменения: 21 июля, 2016 [15:16]
← Вернуться

Обнаружив в тексте ошибку, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить нам.